• » №407 » Юные рыцари неба
  • 1

Юные рыцари неба

У людей, с детства мечтающих покорить небо, летная биография, как правило, начинается не в военно-авиационных училищах, а намного раньше — в авиамодельных кружках, парашютных секциях и планерных клубах. Из выпускников планерной школы Рыцарева, которая находилась под Новосибирском, летчиками стали почти сорок ребят. Тех, кто благодаря этому человеку связал свою жизнь с авиацией, гораздо больше.

На самом деле юношеская планерная школа (ЮПШ) при авиационно-техническом спортивном клубе в Бердске, о которой пойдет речь, имя Валерия Рыцарева никогда не носила. Но бывшие воспитанники ЮПШ по-другому ее не называют. Валерий Михайлович Рыцарев многое сделал для того, чтобы клуб, закрытый в 1973 году, три года спустя вновь начал работу. По его инициативе и при непосредственном участии была создана планерная школа, которая открыла дорогу в небо многим мальчишкам.

Становились на крыло

— Летать я хотел с детства, — рассказывает Владимир Барсук, летчик-испытатель, директор Сибирского научно-исследовательского института авиации им. С. А. Чаплыгина. — Когда мне было восемь лет, пошел на аэродром и выяснил, что в парашютисты записывают с 16-ти. Это значило ждать полжизни…. Сказать, что я расстроился, — ничего не сказать. Когда мне было одиннадцать, я увидел объявление о наборе в юношескую планерную школу. Но туда принимали с 14 лет, поэтому мне опять отказали. Потом я решил подделать копию свидетельства о рождении. Подправив возраст, я вновь пришел в ЮПШ, встретился с Рыцаревым, мы поговорили, и он разрешил мне ходить на теоретические занятия.

Полеты на планерах проводились на аэродроме Бердск-Центральный, а теорию изучали в Академгородке, в подвале дома № 18 на ул. Терешковой. Планеристов знакомили с основами аэродинамики, самолетовождения, авиационной метеорологией, конструкцией планера.

— Мы проходили закон Бернулли, по школьной программе он в восьмом классе, — говорит Владимир Евгеньевич, — а я тогда был пятиклассником.

После окончания теоретического курса воспитанники сдавали зачеты, затем их инструктировали по технике пилотирования одноместного детского планера и допускали к летной практике.

— У нас было пять планеров БРО­11М, — поясняет Владимир Барсук. — Сначала мы выполняли пробежки. Специальная лебедка тянула планер, и он бежал по земле. Скорость постепенно увеличивалась. Нужно было научиться балансировать от ветра, при помощи рулей удерживать равновесие на одном колесе. И только потом нас допускали до подлетов на 1,5–2 метра.

Видимо Сергей Шевчук, полковник, летчик-испытатель НАПО им. В. П. Чкалова, с наземными упражнениями справлялся очень хорошо. В первый раз он оторвался от земли чуть раньше намеченного срока.

— Во время пробежки планер неожиданно для всех подлетел: может быть, этому способствовал ветер, но, скорее всего, газу поддал управляющий на лебедке, — рассказывает Сергей Александрович. — Тогда казалось, что мой «полет» на высоте двух метров был медленным и долгим. Пролетев какое-то расстояние, я плавно приземлился. Для педагогов это было полной неожиданностью, но поскольку все было выполнено правильно, меня даже похвалили.

Игорь Мосейкин, заместитель начальника летно-испытательной базы СибНИА им. С. А. Чаплыгина по летной службе, впечатления от первого полета описал кратко:
— Ощущение такое, что крылья не у планера, а у тебя. По-другому объяснить невозможно.

Взлетали на свой страх и риск

На детском планере разрешалось подниматься в воздух не выше чем на 30 метров. Воспитанники ЮПШ взлетали на сто, а то и выше. Они «модернизировали» систему запуска: делали длиннее тросы, с помощью которых планер крепится к лебедке.

Благодаря усилиям Рыцарева в ЮПШ появился списанный Ту-104. Машина была передана планерному клубу безвозмездно. Причем из Толмачево до площадки под Бердском лайнер долетел своим ходом. Воспитанники Рыцарева до сих пор удивляются, как их наставнику удалось договориться с пилотами, чтобы те посадили реактивный самолет на грунт.

Владимир Барсук, директор СибНИА им. С. А. Чаплыгина, летать хотел с детства...В салоне Ту-104 были оборудованы учебные классы. Этот самолет до сих пор стоит на аэродроме под Бердском. Там же во время летних каникул располагался военно-спортивный лагерь. Ребята жили в палатках. Вернее, не жили, а ночевали. Утро начиналось с зарядки, потом они убирали территорию, помогали ремонтировать технику, если погода позволяла, то летали на планерах.

— То, как ребята поздравили меня с днем рождения, запомнилось мне на всю жизнь, — говорит Сергей Шевчук. — Недалеко от места, где мы располагались, находились сады. Их охраняли: в тех, кто посягал на колхозную собственность, сторожа могли даже солью выстрелить. Мои товарищи, обезопасив «мягкое место» с помощью металлических пластин, пролезли туда и насобирали трехлитровую банку ягоды, которую и вручили мне.

Учились достигать цели

По воспоминаниям своих учеников, Валерий Рыцарев был очень энергичным человеком и брался за решение задач любой сложности: ездил в ЦК ДОСААФ, добивался приема у важных чиновников и генералов.
— Звонит Валерий Михайлович: «Сбор через 30 минут, всем надеть белые рубашки и пионерские галстуки», — вспоминает Барсук. — Я не пошел на уроки, приехал в Академгородок. Он нас встречает и говорит: «Так, ребята, сегодня исполняется 55 лет командующему ВВС СибВО Петру Павловичу Сафонову. Едем его поздравлять». С собой мы взяли модель планера БРО­11М. Рыцарев берет такси, приезжаем в Новосибирск, в штаб округа. Нас, конечно, там никто не ждет. Валерий Михайлович звонит с проходной: «Петр Павлович, мы из ЮПШ, нас шестеро, вот, к вам…» Представьте себе, генерал-лейтенант отменяет все совещания, поит нас чаем, угощает печеньем и два часа рассказывает о своих боевых подвигах во Вьетнаме и Китае. Ему дарят детский планер. Все! Через неделю он приезжает к нам на полеты. Еще через неделю — у нас две машины спецодежды.
Когда уже повзрослевшие воспитанники Рыцарева поступали в военное училище, Сафонов лично звонил туда и интересовался, как они сдают экзамены.

— Согласитесь, после звонка командующего шансов стать курсантом гораздо больше, — говорит Владимир Евгеньевич.

Директору СибНИА визит к генералу запомнился на всю жизнь. Чем? Прежде всего, подходом Валерия Михайловича к решению проблем и его способностью достигать поставленной цели.

По мнению воспитанников ЮПШ, если бы Рыцарев жил в наше время и работал на себя, то озолотился бы. К сожалению, судьба отпустила ему слишком мало времени. Он умер в 1980 году, в 37 лет: болезнь развилась скоротечно.

— Это первая смерть близкого человека в моей жизни, — признается Владимир Евгеньевич. — Мы брали с него пример, связывали с ним очень много надежд и планов. Личность уникальная — я таких больше не встречал…

Из биографии

Валерий Михайлович Рыцарев (1943–1980) окончил Московский авиационный институт, после этого около 15 лет работал в Институте теоретической и прикладной механики СО РАН. Участвовал в создании модельной дозвуковой аэродинамической трубы, проводил эксперименты по исследованию картины обтекания самолетов и их крыльев. Параллельно с этим Рыцарев был председателем комитета ДОСААФ при ИТПМ. По его инициативе был возрожден авиационно-технический спортивный клуб и открыта юношеская планерная школа

Строки памяти

Наш родной планерный клуб
В поле вырос, словно дуб.
И при клубе не спеша
Кадры строит ЮПШ.
Есть у нас еще ангар,
Поле в несколько гектар,
Пять разбитых планеров,
Сотни три кривых болтов,
Паровой машине тетка
Наша старая лебедка,
Трос мотает чуть дыша —
Вот матбаза ЮПШ!

Андрей Савиных, воспитанник ЮПШ

ASDB Spelling Notifications (Ctrl+Enter) Автор: Ирина ВИДУЛИНА

Поиск дешевых авиабилетов


Возможно Вам понравится...

Показать комментарии