• » №398 » Валерий Егудин: «Я себя не реализовал до конца. Но с этим уже ничего нельзя поделать»
  • 0

Валерий Егудин: «Я себя не реализовал до конца. Но с этим уже ничего нельзя поделать»

4 декабря ушел из жизни Валерий Егудин, народный артист СССР, оперный певец, председатель Новосибирского отделения Союза театральных деятелей России.

Непосредственно общаться с Валерием Егудиным мне довелось только один раз, во время интервью — через год после того, как знаменитый некогда тенор оставил кресло директора театра, которое занимал почти десять лет. Было это в 2002 году. Помню, я его спросила, правдивы ли слухи, что таких кресел, с обивкой из кожи гиппопотама, всего два (вторым владел Черномырдин). Валерий Григорьевич от души рассмеялся:
— Не знаю, из какой оно кожи! Если и из гиппопотама, то оно так и осталось в театре…

К этому времени Егудин уже не пел на сцене лет десять, если не считать редких концертов. Но голос у него был, и он сказал, что его дети не перестают уговаривать возобновить выступления. Но странно, сказал он, петь не хочется. В театр же он продолжал приходить на премьеры как зритель, у него был бессрочный пропуск, который предъявлять пока не приходилось — все его знали в лицо.

— Я всю жизнь как-то прошел независимым человеком, — говорил Валерий Григорьевич. — Я зависел только сам от себя. Никто не мог отобрать у меня голос, никто не мог дать другой. Я холил и лелеял его, совершенствовал мастерство и был как кот, который гуляет сам по себе. Артисты все эгоисты, каждый отвечает сам за себя.
Еще он рассказал, что никогда не испытывал страха потерять свой драгоценный дар — голос. А он был действительно уникальный. Ведущему солисту оперы НГАТОиБ, кем был Егудин в течение сорока лет, начиная с 1961-го, не раз предлагали уехать на Запад. Импресарио обещали, что с таким голосом через месяц он станет миллионером.

— Но я не мог представить, что уеду из страны, порву с семьей — такой исход был возможен, — качал головой Валерий Григорьевич. — И я не сожалею, что не согласился. Вообще я легко жил. Мне было наплевать, например, что нет денег. Когда еще был только «заслуженным», подрабатывал как таксист. За то, что подвез, денег не просил. Заплатят — хорошо, нет так нет. Только боялся, что узнают — неудобно как-то, все-таки артист. Поэтому то кепку какую-то надену, то еще как-то замаскируюсь. А когда стал «народным», перестал подрабатывать.
Самый ужасный момент, который пережил певец на сцене, по его признанию, произошел во время премьеры «Войны и мира» в Большом театре. Исполнял артист партию Пьера Безухова, и во время арии забыл текст.
— За дирижерским пультом стоял Арнольд Кац, — вспоминал Валерий Григорьевич. — Он понял мою беду, что-то пытался подсказать, но мне не было ни слышно, ни видно. И я начал собственными словами «объясняться в любви». Критики — их был полный зал — ничего не заметили. Когда я ушел за кулисы, стоять не мог — все тряслось от слабости. Я упал на стул и долго приходил в себя.

На новосибирской сцене певец исполнил около 60 партий, десять лет возглавлял сибирский Колизей, был советником губернатора по культуре и руководил Новосибирским отделением Союза театральных деятелей России. Такой судьбе можно позавидовать. Сам же Валерий Егудин в конце нашей встречи просто, мудро и смиренно заметил:

— Я не сожалею о тех путях, которые выбирал в жизни. И еще я понимаю, что себя не реализовал до конца. Но с этим уже ничего нельзя поделать…

Автор: Анжелина ДЕРЯБИНА

Поиск дешевых авиабилетов


Возможно Вам понравится...

Показать комментарии